Category: наука

История одной бабы (с)

Мой любимый киножанр - биографические фильмы. Пусть они не всегда стопроцентно точны по фактам, меня подкупает то, что это не бесплотные фантазии, а настоящие людские судьбы, которые чаще похлеще любой выдумки. Недавно посмотрела фильм - беллетризированную биографию Клары Иммервар (Clara Immerwahr ).

Она родилась в еврейской семье. Отец был ученый-химик. От него любовь к химии передалась и Кларе, она училась, хотела заниматься наукой. Но на свою беду встретила в юности студента Фрица Габера (по-немецки читается, кстати, Хабер), с которым они сошлись на почве любви к химии. Честолюбивый и одаренный сын еврейского аптекаря задурил девчонке голову, но на первое предложение пожениться Клара ответила отказом. В ней было сильно желание учиться и добиться успеха в научной работе. Она получила возможность учиться в университете Бреслау и была первой женщиной, получившей там докторскую степень по физической химии. В учебе и научных трудах прошло 10 лет. Фриц тоже не терял времени даром. Он против воли отца бросил семейное дело, конвертировался в протестантство, чтобы облегчить себе путь в науке, стал профессором Технического Университета в Карлсруэ. В этот раз Клара приняла его предложение, но не потому, что хотелось или пора было. Фриц увлек ее своей идеей создания химических удобрений, которые позволили бы накормить весь мир, навсегда уничтожив голод. Он обещал ей совместную научную работу в лаборатории университета. Кларе тоже пришлось конвертироваться, но ее семья была не особенно религиозна.
Вначале в Карсруэ дела пошли замечательно. Несмотря на сопротивление среды ректора, поклонника формулы 3К для женщин, молодая семья успешно трудилась над избранной темой. Но природа взяла свое: Клара забеременела и с этих пор все пошло не так.
Есть женщины, созданные для семейной жизни, детные, заботливые, домашние. А есть такие, как Клара, которым в тягость любые домашние заботы, воспитание детей, роль красивой игрушки при муже. Даже доктор во время тяжелых родов отметил, что Клара "сопротивлялась" появлению ребенка. Ей было мучительно заботиться о младенце, находиться вдали от любимой лаборатории, запертой в четырех стенах. Ребенок непрерывно кричал, Фриц нервничал... К счастью, в семью взяли няню-домоправительницу, которая все взяла в свои руки. Но замужней матери семейства вход в университет был заказан. Как-то в отсутствии мужа, Клара попыталась возобновить работу в лаборатории, но по приказу ректора ее выдворили из здания. Противостояние было настолько острым, что нервное состояние Клары позволило упрятать ее до возвращения мужа в психиатрическую клинику.
Фриц жене, конечно, сочувствовал, но понять ее не мог. Он не думал, что женится на женщине погруженной в науку. Попав под очарование единомышленницы он не нуждался в ее успехах, а рассчитывал на ее услуги: жены, матери своих детей, бессловесной научной секретарши. Со временем он даже убедил себя, что вся деятельность Клары не имеет научной ценности. И тогда она сломалась. На некоторе время супруги расстались. Габер продолжал работу над созданием азотных удобрений, которая плавно перетекла в разработку отравляющих газов и взрывчатых веществ. Ему предложили пост Директора института физической химии в Берлине. Под давлением обстоятельств Клара к ему вернулась и семейная жизнь продолжилась.
Не имея возможности заниматься химией, Клара использовала любую возможность участвовать в активной жизни: преподавала в вечерней школе, боролась за права женщин, писала статьи в журналы. После начала Первой мировой войны она примкнула к пацифистам. Довольно смело, учитывая патриотический угар того времени и то, что ее муж все научные усилия  посвятил разработке ОМП. Он даже лично присутствовал при первой газовой атаке в битве при Ипре.
Именно этот успех немецкой химии был последней каплей. После торжественного победного вечера, в котором Клара демонстративно не участвовала, она выкрала служебный револьвер Фрица и застрелилась ночью.
А Габер продолжал... По иронии судьбы именно он, еврей по рождению, стал "отцом" отравляющих газов, которые потом массово применялись в лагерях для уничтожения евреев. Да и сам Фриц вынужден был покинуть Германию после прихода Гитлера к власти. Не спасла ни Нобелевская премия, полученная все-таки за синтез аммиака для получения удобрений, ни протестантская вера.

Фильм мне понравился. Немцы очень достоверно воспроизводят обстановку тех лет, костюмы, декорации подбирают тщательно. Редкие проколы не в счет. Трудно снимать старую жизнь в современных городских ландшафтах, да еще учитывая последствия Второй мировой. Хорошо сыграла Катарина Шюттлер (вообще хорошая актриса, заметная), которая очень  правдиво показала женщину, пленницу духа, закованную в цепи условностей и предрассудков начала века. Мечта повторить научно-семейные успехи Кюри не сбылась. Но героиня не сдалась а демонстративно вышла из игры по чужим правилам.